функционально–стилистический инвариант системы языка


функционально–стилистический инвариант системы языка
"Абстрактное обозначение одной и той же сущности" в отвлечении от её конкретных модификаций функционально-стилистического плана; функционально-стилистический инвариант – это структура с типовым набором компонентов, синтезирующая в себе такие однородные объекты, как: информационные модели стилей, модели коммуникативных качеств речи, информационные модели стилистически дифференцированных текстов, лингвостилистические схемы и модели словообразовательных типов и т.п. Понятие инвариантности – одно из основополагающих интердисциплинарных понятий, позволяющее извлекать "из потока вариаций относительно инвариантные сущности в ряде наук: лингвистике, математике, физике, биологии. Обращение к инвариантному и вариативному, заложенным в одной и той же структуре и имплицирующим друг друга, восходит к 70-м гг. XIX в. и продолжает оставаться актуальным в научных исследованиях ХХ в. Проблемами соотношения инвариантного / вариативного занимался целый ряд ученых (А.Х. Востоков, К.С. Аксаков, Н.П. Некрасов, А.М. Пешковский, Ф.Ф. Фортунатов, А.А Шахматов, Н.С. Трубецкой, Е. Курилович, Р.О. Якобсон, С.И. Карцевский, Л. Ельмслев, В.Г. Адмони, Дж. Лакофф, А.В. Бондарко, Н.В. Перцов и др.). Понятие инвариантности в грамматике связано с фундаментальным теоретическим утверждением – законом совмещения, основанном на совмещении первичных функций языковых знаков, в результате чего возникает вторичная функция, являющаяся вариативной по отношению к первичной функции. Подобное утверждение не лишено изрядной доли полемичности, поэтому обратимся вначале к пониманию инвариантности в методологическом смысле. Понятие инвариантности стало одним из важнейших в математике в 1872 году, когда Клеин опубликовал свою знаменитую программу объединения законов геометрии. Наибольшей популярности идея инвариантного достигла в тот период, когда в 1916 году был сформулирован закон относительности в книге Эйнштейна. В лингвистике также активизируется разработка идей инвариантности после появления в 1916 году знаменитого курса лекций Ф. де Соссюра, опубликованного его учениками. Общеизвестно, что Соссюр рассматривает относительность как фундаментальную проблему лингвистики. Пожалуй, одна из самых гармоничных лингвистических теорий инвариантности принадлежит Роману Якобсону.Он пользовался терминами "основное значение" (Grundbedeutung), "частные значения" (spezifische Bedeutungen), среди которых он выделил также "главное значение" (Hauptbedeutung). Якобсон "основное значение" (в смысле "общее значение") отождествлял с понятием инварианта. Однако против подобного подхода в лингвистике выступает Себастьян Шаумян, считающий, что понятие инварианта не следует смешивать с общим значением: "... сама идея общего значения в лингвистике есть ложная идея. Ложность этой идеи состоит в том, что первичная и вторичные функции слов и других единиц языка суть разнородные понятия, не сводимые к общей основе. Как показала практика конкретных исследований, абстракция "общее значение" – несостоятельна как инструмент семантического анализа: она заводит лингвиста в тупик". (С. Шаумян. Абстракция в современной лингвистике. – Логос, 1999. – № 1. – С. 210). Полемичность Шаумяна не случайна. Действительно, объекты, обозначаемые в науке как инварианты, зачастую бывают противоречивы, парадоксальны (парадокс – наличие двух, хотя и противоположных, но истинных утверждений). Снятие парадокса возможно только в том случае, если допустить наличие в объекте подобных отношений, основанных на противоречии. В свое время американский математик Э.Т. Белл так описывал понятие инвариантности: "Полное определение инвариантности трудно формулировать и вряд ли оно будет ясным, если нам удастся сделать это, сущность этого понятия представляется в более ясном виде в следующем определении: "Инвариантность – это неизменяемость среди изменений, устойчивость в мире неустойчивости, прочность конфигураций, остающихся одними и теми же вопреки натиску бесчисленных трансформаций" (Bell E. T. The Development of mathematics. New Jork / London: Me Graw - Hilt Book Comnany, Inc. – 1945). Несмотря на то, что эта трактовка достаточно прозрачна, в определении заложены две прямо противоположные трактовки: во-первых, инвариантность связывается с "общим значением" (неизменяемость среди изменений); во-вторых, инвариант тяготеет к первоначальному варианту, иначе, к первичной функции, остающейся неизменной, "вопреки натиску бесчисленных трансформаций", в отличие от модификаций, которые являются вариантами, связанными со вторичными функциями. Функционально-стилистический инвариант модифицируется при помощи информационных моделей. Поскольку в информационных моделях реализуются инвариантные, а значит, типовые значения, формы, функции, возникает вполне естественный вопрос, способен ли такой подход разрушить представление о специфическом, связанном со стилистическим феноменом в языке? Конечно, функционально-стилистические границы в любом естественном языке достаточно тонки и сложны, однако существует регулярная воспроизводимость, предсказуемость употребления определенных языковых явлений для каждого стиля. Исследование материала при помощи лингвостилистической абстракции выявляет регулярную воспроизводимость типовых языковых средств в каждом конкретном тексте. Хотя частное, сугубо индивидуальное, проявляющееся в речи, не всегда можно спрограммировать, но, как это ни парадоксально, индивидуальное возникает на фоне общего, типового, инвариантного. Анализ языковых значений, форм, функций с помощью лингвостилистической абстракции основывается на положении о том, что инвариантное в языке – это обратная сторона вариантного, представляющего собой способ существования и функционирования единиц языка и системы языковой в целом. Признаки конкретных текстов вариантны, и само бытие языковой или речевой единицы есть элемент ее варьирования, осуществления в каждом конкретном случае одного из множества ее вариантов. В вариантности текстов проявляется вариантно-инвариантное устройство всей функционирующей системы языка.

Словарь лингвистических терминов: Изд. 5-е, испр-е и дополн. — Назрань: Изд-во "Пилигрим". . 2010.


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

We are using cookies for the best presentation of our site. Continuing to use this site, you agree with this.